На Главную Страницу Вниз   Rambler's Top100
Земля людей
Навигатор
 Карта сайта
Новости
Архив
Пресс клуб
Подписка
Баннеры
Реклама
 
Содержание рубрики
 
 На предыдущуюВнизНа следующую
На байдарке по Днепру и Стугне
   

   
     
   
     
На реке Стугне  
На реке Стугне  
И призрачно зыблются грады...

М
ы, киевляне, вместе с нашими ближайшими соседями, живущими вдоль Днепра, не часто задумываемся над тем, сколь удивительную местность подарила нам судьба.

Днепр, названный греками Борисфеном, т. е., Северным Ветром, за то, что вытекал он из холодных скифских земель, в намного более древние времена звался Данапром, от индоевропейского корня «дан», связанного с водой. Но ведь этот же корень во многих речных именах — Дон, Дунай, Днестр, по-древнему Данастр...

Племена, всем обязанные могучей реке, на берегах которой они охотились и пахали, называли кормилицу просто — Вода... А люди у Данапра-Днепра жили так же давно и оседло, как и у великих кровеносных путей Востока, — Нила или Инда, Тигра, Хуанхэ...

И не вина добрых пахарей-«трипольцев» или диво-гончаров черняховской культуры, что родные им цивилизации не получили непрерывного развития, вплоть до наших дней; что не стали каменными городами их поселения и в томах многовековых хроник не записаны подвиги их героев...

Единственное, что осталось видимым глазу на земле, без надобности рыть глубокие раскопы, — это земляные крепости. Грады. Вдоль высокого правого берега, над лесистыми склонами, они посажены густо, — былые орлиные гнезда, городища, распаханные или заросшие мелколесьем, доселе окаймленные насыпями. Горы будто в шапках...

В киево-русскую пору бревенчато-земляные форты охраняли, а если надо, то и преграждали водный путь «из варяг в греки»... Выше мощных замков Киева сторожил днепровские извивы град Вышгород, южнее столицы — вставали Треполь (ныне Триполье), Витичев (Витачев), Иван (Ржищев), Чучин (Балыко-Щучинка), Заруб (теперь Зарубинцы — знаменитое село, давшее имя зарубинецкой культуре)... крепость за крепостью, вплоть до Канева!

Но эта цепь градов — лишь один рубеж древнего «Киевского укрепрайона», тянувшийся с Севера на Юг. Естественными преградами для степняков, грозивших с Юга, были реки, притоки Днепра. Одна из этих рек, легендарная Стугна, течет между двумя эшелонами Змиевых валов...

Но об уникальном проекте русских фортификаторов, сумевших надежно защитить свою столицу, — подробнее в одном из следующих номеров журнала. Вернемся к памятникам на днепровских горах. Пора бы задуматься, как сохранить это бесценное наследие предков, — от разрушения, раскапывания карьерами, вырубки заповедных рощ, самочинной застройки «новоукраинскими» дворцами...

Потому — воспримем скромное путешествие троих наших земляков на байдарке столь же серьезно и вдумчиво, как восприняли бы, например, плавание по Нилу от Каира до Луксора. Тысячелетия жизни днепровских цивилизаций запечатлены на этих берегах. «И призрачно зыблются грады над синей подковой вершин...»
       
 
 ВнизВверх
Первое лето третьего тысячелетия
   

   
     
   
     
К отплытию готовы  
К отплытию готовы  
Тихая Стугна  
Тихая Стугна  
Первое лето третьего тысячелетия было очень знойным. Термометр часто показывал свыше 30 градусов. В такую жару особенно сильно тянет к воде.

Старые, испытанные байдарочники — Василий Нелуп, Анатолий Черныш и автор этих строк — договорились встретиться в Киеве, в Осокорках. Там, в одной усадьбе, Нелуп хранил байдарки.

Первым прибыл Черныш. Потом я, с некоторым опозданием (только утром Нелуп сообщил мне, что поход на байдарке состоится, и я отправился закупать продукты — хлеб, сало, огурцы), и, наконец, Нелуп.

Байдарку «Таймень» мы подготовили к походу за два часа. Из колодца набрали воды в резиновую канистру; сахар и соль насыпали в пластиковые бутылочки. Странный способ хранения сыпучих продуктов? Нисколько. В кульках или пакетах они могут рассыпаться или намокнуть. А пластиковые бутылочки их надежно сохраняют.

Наконец, мы перетащили байдарку и багаж на берег. Спустили лодку на воду, погрузили вещи, уселись сами — и выгребли из затоки на простор Днепра.

Перед нами раскинулась величественная панорама киевского правобережья. Над заросшими зеленью днепровскими кручами блестели позолоченные купола Киево-Печерской Лавры. Подымала меч и щит 62-метровая стальная фигура Родины-Матери, установленная на здании музея истории Великой Отечественной войны 1941-1945 годов.

Вот — проплыли под мостом Патона. С моста свисали, утопая в воде, какие-то веревки. Что это? Загадочную веревку потянули вверх, и из воды вынырнула рыболовная снасть...
Темнело.

— Завтра будем искать место для лагеря, пока еще не стемнело, — сказал Василий. А я вспомнил, что это он говорит в начале каждого нашего похода...

Ночевали, естественно, без всякого лагеря, на пляже. А утром следующего дня позавтракали — и увидели, что к нам идет знакомая бандуристка Леся Чепурная со своим доберманом. Здесь неподалеку находится ее дача.
Леся Чепурная предложила угостить нас кофе. Нелуп заказал чай. Леся принесла нам и кофе, и чай, и бутерброды с маслом.

Она пожаловалась: какой-то «крутой», из числа построивших тут виллы, натравливает своего пса на ее добермана Амикуса, что в переводе с латинского означает Друг. Для защиты своего четвероногого Друга Леся носила газовый баллончик.
Вода в этих местах — зеленая от мельчайших водорослей. От проходящих теплоходов и проносящихся катеров на берег накатываются зеленые волны. На песке зеленая полоса, словно проведенная краской. Выброшенные на берег водные растения тоже будто выкрашены...

Поблагодарив Лесю за угощение, мы отплыли.
Три года я уже не спускался от Киева по Днепру. Сколько же за это время на обоих берегах Днепра выстроено шикарных дач-дворцов! Эхом отражались наши слова от облицованного плиткой берега перед, пожалуй, самой роскошной дачей. Вот ступеньки к реке, бассейн, за ним — спортивная площадка. Вокруг дачи установлены шары-фонари... Интересно, каков интерьер дома?..

Дачи, то собираясь в группы, то в одиночку тянутся с интервалами до Украинки и даже далее.

— Будет революция, — сделали краткий вывод мои спутники.

Среди зелени мы увидели шатер с надписями «Пиво «Оболонь». Слегка подискутировали: может ли это быть торговая точка? «А кто же здесь будет покупать пиво? — Да, наверное, такие же странники, как мы...» Подгребли поближе.

— Пиво есть? — крикнул Вася.
— Ребята, вы у меня с этим вопросом сегодня уже восемьдесят пятые, — услышали ответ. — Нет здесь пива. Тут по выходным собирается «крутая» публика и оттягивается.
— Так ты бы установил табличку «Пива нет», — посоветовали мы, продолжая путь.
— Я бы здесь пулемет установил, — донеслось с берега. — Не для вас, конечно...

Мы путешествовали не спеша. В понравившихся нам местах останавливались и купались. Но таких мест осталось немного — берег завален бутылками и различным мусором...
Огорчало отсутствие ветра. По опыту прошлых походов я привык, что ветер дует вниз по Днепру. Но теперь, если и ощущалось слабое дуновение ветерка, то почти каждый раз навстречу нам. Заботливо припасенный Нелупом и хорошо послуживший нам ранее парус из занавески с вышитым аленьким цветочком оказался без надобности. Пришлось работать веслами.
 ВнизВверх
Вверх по Стугне
   

Зеленые волны  
Зеленые волны  
Отплываем...  
Отплываем...  
Добравшись до Украинки, от причала яхт-клуба «Стугна» повернули к устью одноименной реки, правого притока Днепра.

Древняя украинская легенда гласит, что Никита Кожемяка запряг змея в громадный плуг и пропахал им длинную борозду. Так, якобы, возникли знаменитые земляные валы, получившие название Змиевых... Змей же, дотащив плуг до реки, начал жадно пить воду. Долго пил, потом застонал и подох. С тех пор река называется Стугна (на украинском языке стонать — стогнаты). А скорее всего, стонали на берегах реки раненые воины. Змиевы валы были линией обороны от степняков.

В 1093 году состоялась Трипольская битва между русскими и половцами. Русское войско потерпело поражение и бросилось убегать к Стугне. При переходе через реку на глазах у князя черниговского Владимира Мономаха утонул его брат Ростислав, князь переяславский. Тело его потом нашли.

Раньше Стугна сливалась с речкой Красной. Но, когда строили Трипольскую ГРЭС, то реки разъединили. Для Стугны прорыли новое устье. Теперь здесь люди купались, загорали и ловили рыбу.

Мы прошли под автомобильным мостом, потом — под железнодорожным. Поднялись вверх по Стугне приблизительно на километр. Высаживались на берег в двух местах. И там, и там на песчаной кромке валялись дохлые раки. Наверное, в речку сбросили какую-то «химию». А раки любят чистую воду...

Хотя здесь дымит труба Трипольской ГРЭС, люди строят дачи.
Мы с Нелупом прошлись пешком, любуясь живописными, в сосновом лесу берегами Стугны. Черныш греб в байдарке один. Встретились, не доходя до автомобильного моста. Здесь, наконец-то, попался настоящий пивной ларек. С пивом...

Местные обычаи всегда своеобразны. Пустые пивные бутылки у нас не приняли, но намекнули, чтобы мы оставили их у ларька...
Затем мы с Нелупом пошли в Украинку, за продуктами.
Город Украинка раньше был селом, которое называлось Злодиивка. Один из местных жителей объяснил происхождение названия тем, что якобы жители этого села ограбили Екатерину ІІ, когда императрица посетила Украину. Но название Злодиивка упоминается еще до Екатерины ІІ. А еще раньше село, как свидетельствует краевед второй половины ХІХ века Лаврентий Похилевич, именовалось Игнатовкой. К сожалению, все эти названия и переименования для нас непонятны...

В начале ХХ века злодиивцы пришли к выводу, что название села нужно менять. Когда в Киеве убили Столыпина, крестьяне попросили назвать село Столыпиным. Семья погибшего премьер-министра в благодарность за это пообещала построить в селе церковь.
Но вот в Петрограде свергли царя, а в Киеве сбросили памятник Столыпину. Тогда крестьяне поняли, что название их села снова какое-то не такое. Они срочно назвали село Украинкой, а кирпичи от недостроенной церкви растащили...

Когда мы вернулись с продуктами и втроем сели обедать, Нелуп вспомнил, как они с друзьями во время одного из походов здесь напились и уснули прямо на песке. А проснувшись утром, увидели свою лодку уплывающей. К счастью, в лодке спал кум Нелупа. Он и вернул беглянку...
Когда начало темнеть, мы высадились на острове напротив Триполья.

Судя по остаткам кострищ, этот безымянный остров нравится многим. В одном месте в землю были вкопаны самодельные столик и лавка. Мы установили рядом палатку, перетащили к ней байдарку и вещи. Решили сегодня горячую пищу не готовить. Окончание походного дня отметили: я с Чернышом — самогоном, а Нелуп — спиртом...

Утром следующего дня мои спутники проснулись с головной болью и изжогой. Решили больше алкоголь не употреблять.
Я обнаружил на берегу дохлую рыбу и попросил Нелупа сфотографировать ее. Вася запечатлел усопшую, а потом философски заметил: «Не делай из этого сенсацию. Я жил у Днепра. Рыба дохнет постоянно. Так же, как и люди».

Вообще, в Днепре, оказывается, много рыбы. В течение всего путешествия мы слышали всплески — это «играли» хищники, гоняясь за добычей. И, судя по силе шума, хищники были крупные...

Позавтракав и искупавшись, мы спустили байдарку на воду, погрузились и погребли к Триполью.
О происхождении этого названия существуют различные версии. Согласно одной из них, название села связано с местностью. Здесь сходятся три плодородных долины, три поля, разграниченные реками Стугной, Красной и Бобрицей. По мнению других исследователей, здесь, возможно, находилась греческая фактория, называвшаяся Триполис («Троеградие», «Триград»).

Древние греки распространили по всей ойкумене название Триполис. Оно есть и в Причерноморье, и в Азии — ливанский порт Триполи, и даже в Африке — Триполи, столица Ливии... читать дальше...
На Главную страницу Вверх  
Ссылка на http://www.vokrugsveta.com обязательна
 
  Rambler's Top100 AllBest.Ru Экстремальный портал VVV.RU  
• Мир ГЕО — эволюция жизни. Путешествие к динозаврам http://www.chehol-iphone-5s.ru/ купить защитная пленка на айфон 6.